Логин:
Пароль:
Запомнить

Поздравления с Днем рождения членов Союза

01.05.1940

Винокуров Валентин Алексеевич

03.05.1970

Сярдин Андрей Валерьевич

04.05.1963

Охотский Виктор Севастьянович

06.05.1971

Москаленко Алексей Вячеславович

07.05.1971

Животов Эдуард Владимирович

15.05.1952

Деев Виктор Андреевич

21.05.1967

Актуганов Сергей Венерович

23.05.1970

Неелов Николай Юрьевич

26.05.1956

Обищенко Василий Васильевич

Наши партнеры:

- ООО "Бухта Голландия".

Сайт: http://holland-bay.ru/ 

Адмиралтейский координационный совет общественных организаций ветеранов ВМФ  

logo1

Сайт: http://veteranvmf.ru/                                                                                              - Международная ассоциация общественных организаций ветеранов ВМФ и подводников:Ассоциация

Сайт: http://www.submariners.ru/ 

- ОАО «51 центральный конструкторско-технологический институт судоремонта»:

Макет вымпела -Россия

 

 

Сайт: http://51cktis.ru/

 Военно-учебный научный центр ВМФ "ВМА им. Н.Г. Кузнецова":

                   -Союз историков гидронавтики:

 

01-znak-chebotaeva-dlya-sayta.jpg_1

Сайт: http://oosif.ru/about

-Издательство "Морское наследие":

сайт http://www.heritage-navalis.ru/shop.php?cid=38

-Издательство "Гангут":

сайт: http://www.gangut.su/

 -Международный кинофестиваль "Море зовет":

http://www.seafest.info/

Море зоветЧитать:http://forum.moov-vmf.ru/viewtopic.php?f=97&t=44772

 
 
Новости
12.05.2022

carev.jpg Член Военно-гражданской администрации Запорожской области Олег Царев считает, что некоторые российские чиновники заинтересованы в «контролируемом поражении» РФ на Украине

08.05.2022

08.05.2022 г. Пискаревское кладбище.24

На Пискаревском кладбище  к монументу Родины-мать 8 мая 2022 года состоялась традиционная церемония возложения венков и цветов в честь 77-ой годовщины Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов

06.05.2022

 05.05.2022 г.Урок Мужества. ВМПИ.4   В канун Дня Победы 5 мая 2022 года в Военно-морском политехническом институте (площадка факультетов  РТС в Петродворце)  Союз выпускников Севастопольского ВВМИУ совместно с командованием ВМПИ  провели Урок Мужества для будущих офицеров Флота.

02.05.2022
25042022_otkrytie_auditorii_apreleva_5.jpg 25 апреля 2022 года в Военно-морском институте-Морском корпусе Петра Великого состоялось  открытие аудитории имени Сергея Вячеславовича Апрелева, выпускник Высшего военно-морского училиша им. Фрунзе 1973 года
28.04.2022

Абду-Уали Жусупов

Танковая рота под руководством старшего лейтенанта Абду-Уали Жусупова в составе батальонно-тактической группы мотострелковой бригады вела наступление для блокирования района под контролем украинских националистов.

21.01.2022 г. Клевета некоторых ветеран-подводников на С.М. Кубынина опровергается доводами вице-адмирала В.Д. Рязанцева

21 января 2022 г. в группу Фэйсбука  "Союз выпускников военно-морских учебных заведений" пришло письмо от вице-адмирала в отставке Рязанцева Валерия Дмитриевича с просьбой опубликовать в ответ на письмо Смолякова В.Д.
 
Капитану 1 ранга в отставке Смолякову В.Д.
На ваше письмо от 08.01.2022 г.

1. « Совесть – это палка, которою всякий готов бить ближнего, но отнюдь не себя» Оноре де Бальзак

Не хотел больше вести полемику с ветеранами 6 эскадры пл ТОФ по поводу письма , с которым они обратились к капитану 1 ранга С.М. Кубынину , бывшему старшему помощнику командира пл С-178, трагически погибшей в результате столкновения с рыболовным судном.
Однако, не так давно, на сайте Санкт-Петербургского Клуба моряков-подводников и ветеранов ВМФ опубликован ответ капитана 1 ранга в отставке Смолякова Вячеслава Дмитриевича на мое обращение к ветеранам 6 эскадры пл ТОФ (автор письма к ветеранам 6 эскадры ТОФ вице-адмирал в отставке В.Д. Рязанцев). В нем он говорит о том, что «..обращаюсь к Вам с единственной целью – уточнить отдельные позиции Вашего письма в споре о роли офицера Кубынина в катастрофе пл С-178». А также указывает, что автором письма ветеранов – подводников 6 эскадры к С.М. Кубынину являлся он, и никакого заказа на то, чтобы его скомпрометировать в глазах общественности и офицеров ВМФ, он не получал. Как он пишет: «Не тот масштаб личности, чтобы на него кто-то делал заказ». Таким образом, мнение В.Д. Смолякова о С. М. Кубынине, о его роли в катастрофе С-178 и спасении экипажа, являются его личным мнением, и с ним согласна значительная часть ветеранов-подводников 6 эскадры ТОФ, которые подписали открытое письмо к С.М. Кубынину. Ну что ж, будем «уточнять отдельные позиции»… моего письма к ветеранам – подводникам 6 эскадры.
 
Уважаемый Вячеслав Дмитриевич!
1. Я не «спорил» с ветеранами – подводниками. В своем письме я сказал, что уважаемые ветераны – подводники, прошедшие за свою службу «огонь, воду и медные трубы», не имели морального и юридического права так говорить о старшем помощнике командира С-178 С.М. Кубынине и заявлять о его ответственности за катастрофу (Как Вы пишите в своём ответе - «Кубынин- соавтор катастрофы пл С-178 вместе с командиром пл»)
 
2. Мне не показалось письмо ветеранов «жестким». Я считаю его лживым, предвзятым, оскорбительным и несправедливым по отношению к С.М. Кубынину и ко всему экипажудпл С-178.
 
3. Я не знаю, когда Вы написали это письмо. Вы говорите, что написали его 10. 02. 2016 года, после выхода в эфир на телеканале «Звезда» передачи «Поступок» от 03. 12. 2015 года о гибели С-!78. Может быть это так, как Вы говорите. Но почему же тогда это письмо ветеранов появилось на сайте «Русский Подплав» 18 октября 2021 года, именно накануне 40-летия со дня трагической гибели С-178? Ведь это не случайность, это целенаправленная акция на дискредитацию героизма, проявленного мертвыми и выжившими подводниками С-178 при катастрофе. Это целенаправленная акция по дискредитации главного свидетеля этой катастрофы, старшего помощника командира С-178 С.М. Кубынина, который откровенно говорит о том, кто конкретно виноват в этой трагедии и почему она произошла. Вам и тем ветеранам, которые подписали письмо, очень не нравится героический поступок С.М. Кубынина по спасению оставшихся в живых подводников, а также его деятельность по увековечиванию памяти подводников, погибших во время катастрофы.
 
4. В своем ответе, Вы определили «соавторами» катастрофы старшего помощника командира С-178 С.М. Кубынина и командира минно-торпедной боевой части старшего лейтенанта А. Соколова, вахтенного офицера в момент катастрофы. Какое Вы имели право определять этих офицеров «соавторами, т.е. фактически «соучастниками», этой катастрофы? Какое Вы имели моральное право определять вину вахтенному офицеру старшему лейтенанту А. Соколову в том, что стоя на вахте , он «проявил невнимательность и беззаботность, что привело к гибели пл и 32 членов её экипажа»? Что, «эта его преступная халатность» доказана следствием или определена в заседаниях военного трибунала? Этого нет в уголовном деле. Это Вы лично выдумали. Тогда, почему Вы не о определяете «соавтором» катастрофы штурмана, который был в момент катастрофы на мостике рядом с командиром пл? На каком основании штурман проложил курс через запретный для плавания пл район? Если он получил приказ командира пл следовать таким курсом, почему он не настоял перед командиром пл идти рекомендованным фарватером? А если он настаивал на этом, а командир пл все таки подтвердит первоначальный курс, где запись штурмана в навигационном журнале о том, что командир пл не принял предложение штурмана следовать рекомендованным фарватером? Такой записи нет, и в судебных заседаниях не предъявлялись претензии штурману о его халатном и безответственном исполнении своих обязанностей. Поэтому, следуя Вашей логике определять «соавторов» катастрофы , я могу сказать, что штурман является «самым главным соавтором» этой ужасной аварии. Однако, я такого заявления не делаю, потому что не имею никакого права обвинять штурмана в халатности и безответственности. Я не был на борту С-178, не знаю, как действовал штурман до катастрофы, не знаю, как он выполнял свои служебные обязанности , находясь на мостике пл, не знаю, почему он не обнаружил опасного сближения с сейнером. А вот Вы знаете, как нес вахту старший лейтенант А. Соколов (хотя на пл С-178 Вас не было) , и с особой циничностью говорите о том, что при открытии памятной доски А. Соколову , на ней надоуказать, что он, Вашему убеждению, является «соавтором» катастрофы. При этом ссылаетесь на поэта Хилона из Спарты – «О покойниках либо хорошо, либо ничего, кроме правды». Но Ваша «правда» о А. Соколове вымышлена и лжива.
6. Далее, Вы утверждаете, что старший помощник командира С.М. Кубынин, при организации спасения экипажа, не отмечает заслуги командира БЧ-5 капитан-лейтенанта В. Зыбина, и что он незаслуженно забыт. Это неправда. С.М. Кубынин всегда и везде говорил о командире БЧ-5 В. Зыбине только хорошо. Он всегда отмечал, что благодаря В.Зыбину, был разблокирован выход через торпедный аппарат № 3, который был завален водолазами-спасателями укладками с продуктами. Оказав подводникам «медвежью услугу», о которой никто не просил, водолазы-спасатели своими укладками в торпедный аппарат № 3 фактически отрезали единственный путь спасения живых подводников. Благодаря мужеству и выдержке капитан-лейтенанта В. Зыбина, путь к спасения экипажа С-178 был восстановлен.
7. А теперь поговорим о деятельности командира БЧ-5 капитан-лейтенанта В. Зыбина до столкновения, с учетом той логики, с которой Вы назначили «соавторами» катастрофы С. Кубынина и А. Соколова. Командир БЧ-5 отвечает на пл за непотопляемость и пожаробезопасность. Открытые переборочные двери между 4,5 и 6 отсеками – это прямое нарушение непотопляемости пл. Командир БЧ-5, перед выходом на мостик, видел это нарушение, но никаких мер по его устранению не принял. Это и явилось основной причиной гибели 32 подводников и затопления пл после столкновения. Приблизительно так Вы должны были рассуждать о роли командира БЧ-5 в утоплении пл и гибели подводников. И Вы должны включит В. Зыбина в «соавторы» катастрофы С-178. Но Вы этого не делаете. Почему? С неистовой принципиальностью обвиняя С. Кубынина во всех смертных грехах, приписывая ему равную ответственность за катастрофу пл наряду с командиром пл, Вы проявляете удивительную беспринципность в оценке роли штурмана и командира БЧ-5 в трагедии экипажа С-178. Предположу, что Вы это делаете из-за слабой личной командирской подготовки и предвзятой оценки роли С.М. Кубынина в спасении экипажа С-178.
Я не обвиняю командира БЧ-5 капитан-лейтенанта В. Зыбина в тех «грехах», о которых написал выше. Я не имею морального права это делать, потому что не знаю, почему командир БЧ-5 не принял никаких мер для устранении нарушений непотопляемости пл. Но Вы обвиняете С.М. Кубынина в том, что из-за низкой организации службы, за которую отвечает старший помощник командира, на пл оказались открытыми переборочные двери между 4.5 и 6 отсеками. Это, как говорит поговорка, перекладывание ответственности с больной головы на здоровую.
8. Вячеслав Дмитриевич, Вы еще одного офицера, находящегося на борту С-178 в момент катастрофы, «забыли» включить в «соавторы» катастрофы С-178. Это капитан 2 ранга В.Я. Каравеков, начальник штаба бригады пл. Он был старшим на борту и пользовался правами командира бригады пл. Исходя из логики Ваших обвинений, которые Вы приписываете С. Кубынину и А. Соколову и назначая их «соавторами» катастрофы, принципиальной и «правдивой» оценки их действий до катастрофы пл, Вы обязаны были добавить к ним и штурмана, и командира БЧ-5 , и начальника штаба В.Я. Каравекова. Вы этого не делаете. Где же Ваша «правда» в определении виновных в катастрофе С-178 и гибели большей части экипажа?
Я никогда не обвинял начальника штаба бригады капитана 2 ранга В.Я. Каравекова в том, что он несет равную ответственность за катастрофу С-178 вместе с командиром пл капитаном 3 ранга В.А. Маранго. Я не имею морального права обвинять В.Я. Каравекова в том, что он не предпринял каких-то действий для предотвращения катастрофы. Это может сделать только суд на основании следственных действий и экспертных оценок. Но, судя по Вашим обвинениям С. Кубынина и А. Соколова, Вы могли бы с легкостью предъявить свои претензии и В.Я Каравекову, и, без всяких судебных разбирательств, зачислить его в «соавторы» катастрофы. Подумайте над тем, как исправить свой промах.
9. Когда я прочитал Ваше мнение по поводу награждения посмертно погибших подводников С-178 государственными наградами, я подумал, в здравом ли уме и твердой памяти Вы были, когда говорили такую чушь? Назвать погибших подводников «невинными жертвами кораблекрушения, и что среди утвержденных государственных наградах нет таких, которыми награждались бы невинные жертвы», мог, в лучшем случае, сугубо гражданский человек. Но чтобы так выражался бывший капитан 1 ранга с 25 - летним стажем военной службы – это просто уму непостижимо. Нет, Вячеслав Дмитриевич, погибшие подводники не «невинные жертвы кораблекрушения». Они погибли не на круизном лайнере, где находились в качестве туристов. Они погибли на войне, на боевой подводной лодке, с оружием в руках, героически и до конца выполнив свой священный долг по защите рубежей своего Отечества. Пусть их война называлась «холодной войной», но это была война, как бы она не называлась. Родина обязана отметить трагическую гибель подводников, героизм и самоотверженность выживших моряков С-178 государственными наградами. Так же, как она отметила гибель подводников К-129, К-278 «Комсомолец», К-141 «Курск». А по Вашему высказыванию могу сказать только одно, очень сожалею, что в России есть такие ветераны - подводники, как Вы и те, кто подписалписьмо к С.М. Кубынину.
По поводу причин аварийности в ВМФ, о которых я сказал в своем письме. Согласно классификации аварий и катастроф, которые были узаконены в ВМФ, она делились на командирскую, навигационную и техническую аварийность. Так вот, по статистике техническая аварийность в ВМФ составляла более 65 процентов. Об этом я и выразился в своем письме. Вы правы, катастрофа С-178 не относится к технической аварийности. Она относится к командирской аварийности.
10. Теперь о деятельности старшего помощника командира С.М. Кубынина до катастрофы.
Как СПК , Кубынин не являлся первым заместителем командира пл «прежде всего в вопросах кораблевождения и безопасности плавания». Это Вы сами выдумали. На кораблях ВМФ старший помощник командира корабля действительно является первым заместителем командира. Но это не означает, что при полном здравии командира корабля, СПК должен выполнять дополнительно еще и обязанности командира, как в море, так и в базе. Определение СПК, как первого заместителя командира, подразумевает то, что старший помощник командир должен быть профессионально подготовлен в таком объеме, чтобы в любой момент заменить командира корабля, если тот по какой-то причине не в состоянии выполнять свои должностные обязанности. Как в бою, так и в условиях мирного времени. Кроме этого, определение СПК как первого заместителя командира, расширяет его права и полномочия. Он имеет право отдавать приказы личному составу от имени командира корабля, с докладом командиру об отданных от его имени приказах и распоряжениях.
За свою долголетнюю службу в ВМФ, мне пришлось встречаться со многими командирами кораблей разных рангов. Большинство из них были профессионалами своего дела, любили морскую службу, свой корабль и экипаж. Они сами лично много работали по выполнению своих многочисленных должностных обязанностей командира
корабля. Но среди них встречались и такие, которые став командиром корабля, тут же перекладывали на старшего помощника командира львиную долю своих обязанностей. Они требовали от СПК разрабатывать тактические летучки, групповые упражнения, различные семинары, планы тренировок и корабельных учений и т.п. Да, СПК обязан разрабатывать планы корабельных боевых учений и различных тренировок. Но для этого он должен был получить от командира корабля письменное задание на разработку того или иного документа боевой подготовки. Такие командиры никаких заданий никогда не разрабатывали. И так по многим вопросам тактической, боевой, морской и общей подготовки, организации службы, подготовке по борьбе за живучесть и т. д. При этом, они ссылались на фразу в должностных обязанностях СПК : «Частое оставление корабля СПК несовместимо с должным исполнением им своих служебных обязанностей». Главком ВМФ, который подписал приказ о введении Корабельного устава ВМФ, «узаконил» наличие на кораблях в 21 веке «галерного раба» в лице старшего помощника командира. Недобросовестные командиры кораблей, ссылаясь на эту узаконенную дискриминацию прав военнослужащего, месяцами не разрешали СПК сход на берег, даже если корабль находился в базе. А СПК просто физически не мог тащить такой огромный воз служебных обязанностей за себя и за командира. У таких командиров кораблей старший помощник командира всегда был плохим, всегда был виновным во всех недостатках на корабле и в экипаже.
Вячеслав Дмитриевич, Вы не таким были командиром пл ? Судя по тем обвинениям, которые Вы предъявляете С.М. Кубынину, Вы были именно таким командиром. Извините, возможно, я ошибаюсь. Интересно узнать, какие претензии и обвинения Вы предъявили старшему помощнику командира С-293, где Вы были командиром, после того, как пл в 1982 году вторглась в территориальные воды Японии? Это морское происшествие, предполагаю, явилось следствием того, что Вы считали и до сих пор считаете, что СПК является Вашим первым заместителем по вопросам кораблевождения и безопасности плавания. Фактически, Вашим первым заместителем по этим вопросам является штурман, и Вы, находясь в плавании, должны лично ежесуточно контролировать и проверять его с целью предупреждения промахов в кораблевождении. Результаты контроля Вы лично должны были ежесуточно записывать в навигационный журнал. Если бы Вы это делали, С-293 не вторглась бы в японские воды. И кто виноват в этом морском происшествии с точки зрения главкома СССР адмирала флота СССР С. Горшкова?
Ваши утверждения о том, что обязан был выполнить СПК Кубынин при входе в базу, он должен был выполнить их после объявления на корабле учебно-боевой тревоги. Однако, плавание пл совершала по боевой готовности № 2, находясь в открытом море, а не в узкости. С учетом этого, офицеры экипажа действовали в соответствии с обязанностями по боевой готовности № 2. В том числе и СПК. Старпом, передав на мостике несение командирской вахты командиру пл, спустился вниз. Странно было бы Кубынину тут же заступать на вахту вместо вахтенного офицера, если на корабле не объявлена тревога. Но Вы считаете, что Кубынин должен был это сделать. С таким подходом к обязанностям СПК, он должен в течении 24 часов вообще не покидать мостик и центральный пост. Предложение командиру о переносе ужина он мог, конечно, сделать, но ужин на пл начался в 18.00 и закончился в 19.10. Переносить время ужина смысла не имело. Столкновение произошло в 19.45 . Так что, ужин не является причиной катастрофы.
Таким образом, Ваши утверждения о том, что старпом С.М. Кубынин до столкновения не выполнил своих обязанностей, и это явилось главной причиной катастрофы, не соответствует действительности, здравому смыслу и результатам официального расследования катастрофы. А выдумывать какие-то обвинения С.М. Кубынину на основании собственного опыта службы, и рассуждать о том, что катастрофы бы не случилось, если бы Кубынин выполнил пл, кроме своих обязанностей, еще и обязанности командира пл, штурмана, вахтенного офицера, командира БЧ-5, начальника РТС, командира БЧ-4 - полная профанация и конфабуляция. Командир пл С-178 капитан 3 ранга В.А. Маранго никогда , ни в ходе следствия, ни в суде, ни находясь в колонии, ни после освобождения не предъявлял претензий СПК С. М. Кубынину о его недобросовестном исполнении должностных обязанностей, и в том, что он, «подставил» командира. Почему же Вы, Вячеслав Дмитриевич, пользуясь тем, что В.А. Маранго уже нет на этом свете, позволяете себе обвинять С. Кубынина во всех смертных грехах? Неужели личная неприязнь и черная зависть : «А вдруг Кубынину присвоят звания Героя России? Такого же невозможно пережить». Хочу Вас успокоить, никто не говорит о присвоении С.М. Кубынину Героя. Но то, что С.М. Кубынин совершил героический поступок – это надо признать. Лично я говорю о том, что необходимо ходатайствовать о награждении государственными наградами погибших подводников С-178 и оставшихся в живых. Кому и какие награды вручать, это уже прерогатива тех, кто будет представлять к награждению и наградного отдела при Президенте РФ.
11. И последнее. Когда Вы говорили о том, как Вас учили выполнять должностные обязанности, чтобы не попасть в тюрьму или не быть снятым с должности, мне показалось, что Ваши учителя учили Вас всего бояться, всегда перестраховываться, никогда не рисковать, даже если это диктуется обстановкой. Мне повезло больше, чем Вам. Мои учителя учили меня не за страх, а за совесть выполнять свои должностные обязанности. Я благодарен им всем за такую учебу и помню их до сих пор.
Вице-адмирал в отставке В. Рязанцев
20 января 2022 г.
 

Ответ от капитана 1 ранга в отставке Смолякова Вячеслава Дмитриевича, командира ПЛ и ветерана ТОФ. 08 января 2022

Вице-адмиралу в отставке Рязанцеву В.Д.

Уважаемый Валерий Дмитриевич!

Я, капитан 1 ранга в отставке Смоляков Вячеслав Дмитриевич, являясь автором письма ветеранов-подводников 6 эскпл к капитану 1 ранга в отставке С.М.Кубынину, обращаюсь к Вам с единственной целью – уточнить отдельные позиции Вашего письма в споре о роли офицера Кубынина в катастрофе пл «С-178».

Итак, по порядку Ваших обвинений. Письмо написано не накануне 40-летия со дня трагического морского происшествия – столкновения в Японском море пл «С-178» с бмрт «РФ-13» в результате которого подводная лодка затонула, т.е. не 21.10.2021, а на пять с половиной лет раньше - 10.02.2016, как реакция на передачу «Поступок» от 03.12.2015, вышедшей на канале «Звезда» и односторонне осветившей трагедию пл «С-178».

Достойное поведение старшего помощника командира подводной лодки С.М.Кубынина по организации спасения оставшихся членов экипажа ни у кого из подписавших письмо не вызывает сомнения и не требует какого-либо голосования.

Однако всегда «апологеты подвига Кубынина» оставляют за рамками диалога его роль в трагедии до столкновения с рефрижератором «РФ-13». Извечный вопрос «Кто виноват?» сознательно или нет, исключается из контекста противоположной апологетам позиции.

Далее. Обращение на «ты» не следует воспринимать и утрировать как «барин – холоп». Я, как автор письма, непроизвольно, поскольку мы с С.М.Кубыниным давно на «ты», не обратил внимания на эту некорректность. Поэтому Ваше замечание принимаю в силу того, что письмо имеет многочисленных подписавшихся и следовало перейти на «вы».

Согласен я и с Вашим мнением по поводу физической невозможности полностью выполнить все требования руководящих документов, даже если над ними и с ними работать 24 часа в сутки. Однако ценность руководителя любого ранга и состоит именно в том, насколько он умеет выбирать приоритеты, выбирать главное звено в работе. Мои первые командиры учили меня, что в первую очередь следует делать то, за что тебя могут посадить, во вторую - за что снять, и уже в третью – всё остальное, на что ещё останутся время и силы.

Поэтому далее постараюсь абстрагироваться от «рукдоков» и следовать в своих доводах только здравому смыслу и хорошей морской практике.

Далее. Я, как автор письма, заявляю, что замысел письма родился в ходе обсуждения со своими коллегами-подводниками, ещё раз повторяя, как реакция на передачу «Поступок» от 03.12.2015, вышедшей на канале «Звезда» и односторонне осветившей трагедию пл «С-178».

Не тот масштаб личности, чтобы на него кто-то делал заказ. И как Вы представляете давление руководства «трусливых начальников» ветеранского движения на меня, 70-летнего капитана 1 ранга в отставке? Чем же они меня так напугали на пороге вечности? И почему, прямо высказав и обосновав свою позицию по поведению С.М.Кубынина я сразу перешёл в разряд «трусоватых Сергиенковых»?

Далее. В 1981 году на государственных морских навигационных картах (ГМНК) нанесённых границ повышения боевой готовности не было, как и не было нормативных документов с конкретными координатами таких границ. Всё отдавалось на откуп хорошей морской практике судоводителей. Нанесённые рубежи повышения готовности на ГМНК, как и жёлтые проблесковые огни появились после трагедии 1981 года.

Справочно. Место гибели пл «С-178» в настоящее время находится на акватории «Рубежа повышения готовности».

Как бывший командир подводной лодки, имеющий пятилетний стаж командования перволинейной пл, почти четверть века отдавший службе на подводных лодках от штурмана до командира соединения, не вижу ничего смешного и глупого в том, что штурман вырабатывает предложения (предварительную прокладку) для входа в базу; командир БЧ связи на открытие вахты во всех сетях, в том числе, на УКВ в сетях постов наблюдения и связи; начальник РТС о готовности активных и пассивных средств наблюдения; механик докладывает предложения по использованию средств движения (электродвижение, смешанный режим, движение под дизелями) в зависимости от состояния АБ (плотности электролита), а также о необходимости и времени её заряда; СПК пл делает обобщённый доклад с включением предложений о повышении боевой готовности, об использовании технических средств наблюдения, об изменении корабельного распорядка дня (перенос приёма пищи на время после постановки к пирсу) и т.д.

Это нормальная практика на всех кораблях, где мне довелось служить и на которых мне приходилось входить в базы.

Далее. Контроль состояния переборочных дверей лежит на командирах отсеков. А безусловно исполнять этот контроль, т.е. следить за тем, чтобы все переборки в море были закрыты - это уже организация службы, за которую отвечает старший помощник командира пл.

Справочно. Все переборочные двери в море закрыты. Открытыми переборочные двери в море могут быть только по приказанию при аварийной ситуации (ст. 146 РБЖ ПЛ-73).

Далее. Для подачи воздуха дизелям (ПВД) на подводных лодках 613 пр. конструктивно предусмотрены шахты и трубопроводы ПВД, которые обеспечивают работу обоих дизелей 37Д на самом полном ходу (450 об/мин) при закрытых переборочных дверях. Да, это неудобно, но средняя пл 613 пр. вообще мало комфортна для жизнедеятельности экипажа.

Посещение своего командира в заключении делает честь С.М. Кубынину.

Я и В.Барчевский, его близкие друзья – командиры, на собственном опыте знали все сложности и ограничения в получении разрешения от администрации колонии на свидание с заключённым и не близкий от г. Владивостока путь до пос. Чугуевка. Однако В.Маранго ни при свиданиях, ни в письмах никогда не упоминал о своих встречах с С.М.Кубыниным.

Далее. В.Маранго, В.Барчевский и я совместно вырабатывали для адвоката Збарского линию защиты и последующие прошения в высшие инстанции по пересмотру дела и смягчению приговора. Участие С.М.Кубынина в этих вопросах отмечено не было.

Далее. Некоторые уточнения по Мемориалу. Изначально решением командования Тихоокеанским флотом на месте погребения погибших членов экипажа пл «С-178» было установлено ограждение боевой рубки и плиты с именами погребённых подводников. В 1990-е годы мемориал подвергся набегам вандалов, которые похитили плиты из цветного металла для сдачи на металлолом.

С образованием «Клуба моряков-подводников Тихоокеанского флота» на Совете клуба, возглавляемого вице-адмиралом в отставке Приходько Б.Ф., было принято решение о восстановлении мемориала. Поиск Советом клуба источников финансирования на реставрацию мемориала не увенчался успехом. Однако С.М.Кубынин сумел убедить мэра Владивостока Ю.М.Копылова в необходимости финансирования проекта, за что ему наш респект.

На меня, в то время члена Совета клуба, было возложено решение остальных вопросов по реставрации мемориала. В первую очередь было необходимо восстановить имена всех погибших членов экипажа, которые можно было получить только через архив флота, поскольку ни С.М.Кубынин, ни другие члены экипажа такой информацией не обладали.

Для возможности многодневной работы в архиве мне, отнёсшийся с пониманием сути проблемы, оказал большую поддержку заместитель начальника штаба ТОФ контр-адмирал Н.Г.Москалев, давший на работу письменное разрешение.

По личной просьбе Б.Ф.Приходько, эскизный проект мемориала начальник штаба ТОФ вице-адмирал К.С.Сиденко через заместителя командующего ТОФ по строительству генерал-лейтенанта А.Г.Носова поручил исполнение подведомственному ему ФГУП 49 Центральный проектный институт Минобороны России (руководитель института полковник А.Ф.Мелихов).

Решением Совета клуба на памятных плитах начертаны имена не только непосредственно погребённых на морском кладбище, но и тех, кто был захоронен на малой родине, по месту жительства родителей. Представители православной церкви согласовали такое решение, как не противоречащее канонам церкви.

Окончательный вариант проектного эскиза был утверждён на Совете клуба и лично мною согласован с С.М.Кубыниным.

После всех согласований эскиза, мною был сделан заказ в Военно-мемориальной компании на его выполнение в камне по минимально возможным, в пределах выделенных средств, ценам надгробных плит и постамента.

И, наконец, разработанный мною проект ритуала «День памяти погибших моряков-подводников» был утверждён Советом клуба и передан командованию 19 брпл, который ежегодно, 21 октября, без особой корректуры, действует до настоящего времени. За что наша, всех ветеранов, глубокая благодарность командованию ПрФлРС и 19 брпл.

Таким образом, заслуга С.М.Кубынина в реставрации мемориала заключалась в организации финансирования – важной, но далеко не единственной стороне сохранения памяти о наших погибших товарищах.

Далее. Нам всем, и мне лично, действительно очень стыдно перед родными и близкими, друзьями и подругами пришедших на службу молодых, красивых, здоровых молодых ребят, которых мы, командиры, не смогли уберечь и вернуть домой только возмужавшими, окрепшими, ещё более здоровыми и красивыми. И с соболезнованиями родным и близким я с Вами согласен.

Теперь о главном, роли и месте С.М.Кубынина до и после кораблекрушения пл «С-178». Хотя мне кажется, что именно о его действии/бездействии до столкновения с судном «РФ-13», его причастности к кораблекрушению и следует говорить особо.

Вряд ли у кого, я таких не встречал, вызывают осуждение С.М.Кубынина по организации совместно с незаслуженно забытым командиром электромеханической БЧ капитан-лейтенантом В.Зыбиным спасения личного состава (и своего личного) затонувшей пл. Этот безальтернативный (жизнь/смерть), очевидный вариант действий достоин уважения – факт, который невозможно отрицать.

Но именно обстоятельства трагедии, действия С.М.Кубынина до трагедии остаются за рамками диалога.

Я, как «организатор этой гнусной акции», являясь на тот момент уже рядовым членом организации при решении вопроса об ответственности С.М.Кубынина в катастрофе главным ставил перед коллегами вопрос о наличии его вины, всё остальное в письме вторично.

Кому-то письмо показалось чрезвычайно жёстким. Но что поделать – мироощущение «героя» этого письма такое, что любая умеренная критика для него подобна божьей росе. В то же время, как показывает жизнь, более радикальное внушение всё же порой пробивает толстую кожу «адресата», и – как знать? – возможно, не без пользы для него. 

И так, о главном. Менестрели воспевают героизм С.М.Кубынина после катастрофы, но никто ни слова, ни полслова доходчиво и точно не вещает о его поведении до катастрофы. Если гибель подводной лодки от фантома - «РФ-13» неизбежна, то обоснуйте свою позицию. Если гибель пл всё же можно было избежать, то что, в этой связи, мог сделать и всё ли сделал во избежание трагедии старший помощник командира пл – его первый заместитель, прежде всего, в вопросах кораблевождения и безопасности плавания.

С.М.Кубынин, как достаточно опытный кораблеводитель не один год простоявший на мосту пл при входе в гвмб Владивосток, знал (должен был знать), что при подходе с моря в тёмное время суток наблюдается такое множество огней, что отыскать в них ходовые огни судов весьма затруднительно, т.е. одного визуального наблюдения недостаточно, необходима дополнительная информация с радиолокационного и акустического постов. СПК пл мог и должен был организовать доклады только тех сведений, которые характеризуют обстановку в районе плавания и влияют на безопасность корабля для того, чтобы исключить обилие несущественных докладов и шум в ЦП.

Иными словами, мог и должен был организовать точную и слаженную работу ГКП, подготовку пл и всего экипажа к плаванию в узкости, рекомендовать командиру повысить готовность, перейти на движение под электромоторами и, наконец, просто встать на место менее опытного вахтенного офицера, а не заниматься в этой обстановке «солдатчиной» Именно вахтенный офицер должен быть предельно внимательным. Невнимательность и беззаботность, в том числе, вахтенного офицера привела к кораблекрушению подводной лодки.

Всё это можно и нужно было сделать, если не формально, а душой болеть за безопасность корабля и его экипажа.

Таким образом, С.М.Кубынин является, по моему глубокому убеждению, соавтором, вместе с командиром пл, кораблекрушения пл «С-178» со всеми вытекающими отсюда выводами.

Нужно сделать сознательный выбор: или ты соавтор катастрофы, или герой –спаситель экипажа – вместе никак невозможно.

Примечание. Ненадёжность боевой техники и эксплуатации её на пределе возможностей без качественных ремонтов, как одну из главных причин в гибели пл «С-178» не усматриваю.

Предложение выступить с ходатайством о награждении посмертно государственными наградами погибших подводников пл «С-178» не ново и обсуждалось на Совете клуба. Однако среди учреждённых государственных наград нет таких, согласно статуту которых, награждаются невинные жертвы кораблекрушения.

Единственное, что я мог сделать, подготовить проект приказа и грамоту о посмертном награждении начальником штаба ТОФ специалиста СПС пл «С-178» старшины 2 статьи В.С.Смирнова грамотой за выполнение всех мероприятий в экстремальной ситуации, предотвративших компрометацию документов с грифом «ОВ». Копия приказа и грамота, после их подписания вице-адмиралом К.С.Сиденко, за что ему ещё раз большое спасибо, были отправлены его матери.

Что касается памятных досок, то к этому вопросу следует подходить очень щепетильно.

К примеру, на памятную доску старшего лейтенанта А.Соколова следует, исходя из наказа поэта Хилона из Спарты (VI век до н.э.) «О покойниках либо хорошо, либо ничего, кроме правды» внести следующее дополнение.

Является соавтором кораблекрушения пл «С-178». Стоя вахтенным офицером на мостике подводной лодки проявил невнимательность и беззаботность, что привело к гибели пл и 32 членов её экипажа.

P.S. Вас, Валерий Дмитриевич, как автора сердитого письма я могу упрекнуть только в одном: Вы вступили в разговор, заранее считая своих оппонентов близорукими, непонимающими очевидных вещей или даже шкурниками («…боитесь возразить против заказных указаний трусливых начальников ветеранского движения…»). Это неверное мнение, при таких посылках пользы от перепалки не получить. Необходимо понять не только свои мотивы, но и мотивы другой стороны, ибо нам вместе жить и взаимодействовать."